Новости
Новости ВФВЧемпионат РоссииКубок РоссииЕврокубкиСборныеПляжный волейболСнежный волейболЛента новостейОбзор прессыFacebook











Обзор прессы
НовостиОбзор прессыИнтернет-СМИ 21 ноября. TEAM RUSSIA (проект ОКР). Один из лучших матчей Гамовой и «украденная» раздевалка. 10 лет победе сборной России на чемпионате мира
21 Ноября 2020, 12:02Печать
Интернет-СМИ 21 ноября. TEAM RUSSIA (проект ОКР). Один из лучших матчей Гамовой и «украденная» раздевалка. 10 лет победе сборной России на чемпионате мира

Совсем недавно исполнилось 10 лет с момента победы женской волейбольной сборной России на чемпионате мира-2010 в Японии. Портал Team Russia вспоминает тот триумф вместе с MVP турнира Екатериной Гамовой, связующей Евгенией Старцевой, которая была представителем нового поколения отечественных игроков, и телекомментатором Владимиром Стецко, украсившим финальный матч с Бразилией ярким и эмоциональным репортажем.

Тот мировой чемпионат был примечателен по многим параметрам. Сборная России прибыла в Японию, где турнир проходил во второй раз подряд, в статусе действующего чемпиона. Вот только это была уже совсем другая команда. Творец предыдущего успеха итальянец Джованни Капрара покинул свой пост после Олимпиады-2008, а ему на смену пришел патриарх российского тренерского цеха Владимир Кузюткин, в возрасте 61 года впервые возглавивший сборную страны.

За два года Кузюткин поменял и распорядок жизни команды, и состав. Из чемпионок мира предыдущего созыва в заявку на ЧМ-2010 попали только пятеро: Екатерина Гамова, Любовь Соколова, Мария Бородакова, Светлана Крючкова и Юлия Меркулова. При этом вместе с ними в сборной играли, например, 21-летние Евгения Старцева и Наталия Гончарова, 22-летняя Татьяна Кошелева. И эта сборная произвела в Японии фурор, выиграв 11 матчей из 11. Постепенно набрав ход, россиянки смели с дороги всех соперниц. А в финале в пяти сетах снова, как и четыре года назад, обыграли Бразилию. И всей командой посвятили эту победу бывшему капитану Наталье Сафроновой, которая в конце 2009 года пережила инсульт, завершила карьеру и проходила длительный курс реабилитации.

***

ЕКАТЕРИНА ГАМОВА:

ПРЕССИНГОВАТЬ БРАЗИЛИЮ НАЧАЛИ ЕЩЕ ДО ИГРЫ

Звезда мирового волейбола Екатерина Гамова в той сборной была бесспорным лидером. А ведь после неудачного выступления российской команды на Олимпийских играх в Пекине, где действующие чемпионки мира не попали на пьедестал, Екатерина вместе с Любовью Соколовой приостановили международную карьеру. Но Гамова и сборная России – понятия почти неразделимые. Поэтому разлука продлилась меньше года.

А на том чемпионате мира Гамова играла по принципу «держите меня семеро». Только в финале Екатерина настреляла 35 очков и заслуженно получила по итогам турнира звание самого ценного игрока. Порталу Team Russia она рассказала все в подробностях – даже вспомнила о том, как девушки занимали чужую раздевалку и другие способы психологического давления на соперниц.

— В 2008-м после Олимпийских игр в Пекине вы приняли решение на время уйти из сборной. В чем была причина?

— Мне нужна была эта пауза, потому что я к тому моменту очень устала физически и морально. Просто хотелось отдохнуть.

— Вернулись вы, впрочем, меньше чем через год, по ходу серии «Гран-при». Что вас к этому побудило?

— В первую очередь, произошедшая смена тренера. И отзывы девочек, которые уже успели поработать с новым штабом. Я увидела, что в команде нормальная рабочая обстановка. Безусловно, у меня были разговоры с руководством команды и федерации, мне сказали — ждем тебя в любой момент. При этом меня никто не торопил с возвращением.

— При этом сезон-2009/10 стал единственным в вашей карьере, проведенным за рубежом — вы выступали за турецкий «Фенербахче». Это повлияло на игру за национальную команду?

— Безусловно. Я вообще считаю, что тот сезон вышел для меня очень хорошим, придал определенный импульс. И это позволило мне в дальнейшем продолжать карьеру на достаточно высоком уровне. Потому что в российском чемпионате играть и при этом полноценно тренироваться почти невозможно. В Турции мы с «Фенербахче» выиграли все матчи во всех турнирах — чемпионат, Кубок, Суперкубок. Дошли до финала в Лиге чемпионов. По ходу сезона у нас была просто фантастическая беспроигрышная серия (38 матчей — прим. Team Russia).

ПОЛГОДА ГОТОВИЛИСЬ К ЧЕМПИОНАТУ МИРА

— Наверняка после такого вы приехали в сборную в отличном настроении?

— А еще у меня появилась возможность как следует отдохнуть — наверное, впервые за всю карьеру. Конечно, я отдохнула и головой, и телом, была в отличной форме и с большим удовольствием приехала в команду.

— В 2010-м Россия не участвовала в летней серии «Гран-при». Что помните из подготовки к главному старту сезона?

— У нас были очень длительные сборы — почти полгода. Мы нацеливались именно на чемпионат мира. Сыграли Кубок Ельцина в Екатеринбурге, еще один турнир, кажется, в Италии. Повторюсь, в плане физической подготовки мне очень помог опыт, приобретенный в Турции.

— К ЧМ-2010 в составе сборной осталось всего пять волейболисток, взявших золото на предыдущем турнире. Как в команде уживались ветераны и молодежь?

— Ну, новые девочки появились не прямо перед чемпионатом, многие в 2009 году, хотя и в 2010-м тоже были изменения. Впрочем, мы и сами были молодыми игроками, а в команде всегда была хорошая атмосфера, никаких проблем. Хотелось новеньким помогать, чему-то их научить. Ведь это люди, которые стоят на площадке рядом с тобой, и если ты станешь их топить, результат будет отрицательный для всех.

— Словом, дедовщины не было?

— Нет. Хотя были определенные обязанности. Не знаю, как дела обстоят сейчас, но тогда, например, существовали дежурства — человек в определенный день будит команду утром и днем, носит мячи, еще что-то выполняет. И как раз в 2010-м, но еще до моего 30-летия, приняли правило — игроки старше тех самых 30 лет уже не дежурят (улыбается).

ДЕВОЧКИ ИЗ «ФЕНЕРБАХЧЕ» ГОВОРИЛИ — НА ЧМ НАДЕРЕМ ВАМ ОДНО МЕСТО

— За сколько до начала турнира прилетели в Японию?

— Точно уже не вспомню, но обычно мы прибывали дней за пять-семь до старта. Как правило, договаривались с каким-либо клубом, жили в их городе и проводили с ними товарищеские матчи для адаптации (в 2010-м спарринг-партнером российской команды был «Марвелус» из Нисиномийи, который станет следующей весной чемпионом страны — прим. Team Russia).

— Для вас Страна Восходящего Солнца была местом привычным, не так ли?

— Да, в тот период, когда я выступала за сборную, мы приезжали в Японию почти каждый год — то серия «Гран-при», то подготовка к ЧМ, которые там проходили не раз. Плюс раньше существовала традиция, по которой мы проводили серию товарищеских матчей со сборной Японии в разных городах страны.

— Стартовый сет на чемпионате мира наша команда неожиданно проиграла соперницам из Доминиканской Республики. Да и вообще из пяти игр первого группового этапа только две завершились победами в три партии. Почему?

— Конечно, команда подходит к началу соревнований, еще не будучи готовой на 100 процентов. Турнир долгий, и все рассчитывают выходить на пик формы к решающим матчам. Поэтому мы начали не в максимальной концентрации, но были готовы прибавлять от игры к игре. Что и произошло. Да, первый этап действительно дался непросто. Поначалу было тяжеловато именно физически, но не психологически. Мы играли на фоне нагрузок. Но понимали, почему так происходит, какие именно ощущения. И знали, что дальше будет лучше и легче.

— Какие матчи первого этапа можете отметить?

— Очень непростая получилась игра с Турцией. Учитывая то, что с многими девочками мы играли вместе за «Фенербахче» и весь сезон смеялись: вот скоро мы с вами встретимся, и надерем вам одно место (смеется). А я отвечала, что такого никогда не было и не будет. Так и получилось.

ШУТИЛИ, ЧТО НАДО ДЕЛАТЬ ВСЕ ТАК ЖЕ, КАК В 2006-м

— Опыт предыдущего удачного турнира вам помогал?

— Мы с девчонками много шутили по поводу того, что надо делать все так же, как в 2006 году, и очень радовались, что у команды много дневных матчей. Потому что в таких условиях не было возможности тренироваться утром, только разминка в гостинице с какими-то базовыми упражнениями — с резиной, на растяжку, но без мяча. И мы смеялись, что за счет этого сохраняем силы. Наверное, раз мы выиграли два турнира подряд, эта схема действительно работает.

— На финише второго группового этапа нужно было играть с Японией. Хотя к этому моменту и вы, и хозяйки турнира уже попали в топ-4. Какие ощущения остались от игры с хозяйками площадки?

— Да, мы уже попали в полуфинал, но в этом матче разыгрывали соперников по этой стадии. И нам как-то не очень хотелось встречаться там с Бразилией. Поэтому мы сделали все возможное, чтобы стать первыми. Атмосфера в зале? Японцы — знатные болельщики, но такие, знаете, не агрессивные. Да, был полный зал, они поддерживали своих. Но мы две партии взяли с разгромным счетом (25:14 и 25:13 — прим. Team Russia), в эти моменты трибуны притихали.

— Перед полуфиналом со сборной США Кузюткин сказал: «В любом другом турнире, думаю, Россия победила бы в девяти случаях из десяти».

— Американки — команда высокого уровня, опытная, и проходного матча никто не ждал. Даже мыслей таких не было. В этом моменте не соглашусь с Владимиром Ивановичем.

— А в другом полуфинале Япония с Бразилией зарубились не на шутку — хозяйки вели 2:0 по сетам, взяв вторую партию с невероятным счетом 35:33, и в итоге уступили на тай-брейке.

— Да, мы все ждали, что японки выиграют, и мы с ними встретимся снова в финале.

ЗАБИРАЛИ У СОПЕРНИЦ МЯЧИ, «УКРАЛИ» РАЗДЕВАЛКУ ПЕРЕД ФИНАЛОМ

— Что обсуждали в команде перед игрой за золото?

— Конечно, говорили, что мы должны побеждать, нам этого очень хочется. И еще — что Бразилия нас боится, и мы должны об этом помнить. Не давать им возможности почувствовать свою силу, постоянно держать их под прессингом. И этот прессинг мы начали с момента, когда только приехали в зал.

— Очень интересно. Поясните?

— Так получилось, что мы все время готовились и разминались, используя одну и ту же раздевалку и одну и ту же площадку. А когда приехали на финал, причем раньше Бразилии, то увидели, что нас отправили в другую раздевалку и, соответственно, на другую разминочную площадку. Но так как соперниц еще не было, мы просто взяли и поменяли таблички местами (смеется). Японцы очень сильно удивлялись, говорили, что так нельзя. А мы сказали, что у нас в России можно. Кто первым встал, того и тапки! А когда мы уже готовились, к нам даже приходил один из бразильских тренеров — посмотреть, что же в этой раздевалке такого особенного. Но они, конечно, совершенно одинаковые, просто мы к этой привыкли.

— Еще были какие-то суеверия?

— Мы «воровали» мячи у соперниц перед играми. То есть, конечно, не в прямом смысле слова — зал для разминки был перегорожен таким большим занавесом, и иногда из-за него мячи перелетали на нашу сторону. Мы просто забирали их и говорили, что нет-нет, мы ничего не видели, ничего не знаем. А после игры отдавали. Считали, что взяв мяч у оппонента, заберем у него немножко силы. Так было и в 2006-м, в 2010-м мы продолжили эту традицию.

— В день финала очень долго выясняли отношения в бронзовом матче Япония и США, а потом еще японки получали свои медали. В итоге даже официальная предматчевая разминка была сокращена. На вас это как-то повлияло?

— У нас был второй разминочный зал, в котором мы и ждали начала игры. Я помню, что мы полностью разогрелись, потом сделали паузу, потом еще раз пришлось разминаться на сетке в этом зале. Время тянулось, нас все никак не вызывали. Мы боялись, что «переразомнемся», и сил на матч не останется. Приходилось себя сдерживать. Конечно, когда все идет по графику, намного проще, чем если время начинает медленно тянуться.

ПРОИГРЫВАЛИ МНОГО, ВЫИГРЫВАЛИ ЕЩЕ БОЛЬШЕ

— Бразильянки начали матч очень резво, ударно проводили первый сет. Сразу же нагрузили приемом Татьяну Кошелеву, которую пришлось поменять в середине партии. Команда была к этому готова?

— Татьяна на приеме была «слабым звеном», поэтому, естественно, Бразилия применила такую тактику. И она сработала. Плюс они всегда активно начинают встречи. И мы говорили, что такое не может продолжаться весь матч. Нам нужно терпеть и ждать. Показывать ту игру, на которую мы способны. Поэтому начало матча нас не повергло в шок. Когда встречаются команды такого уровня, сложно ожидать, что все закончится в трех сетах.

— Догнать соперниц удалось, но концовку партии они все-таки забрали. Что поменяли во второй?

— Кардинально ничего не меняли. Стали лучше подавать, усложнять соперницам прием. С их стороны пошли ошибки. Учитывая, что у нас хороший блок, это пошло на пользу. Ведь Бразилия славится скоростной игрой, а ее стало вести сложнее.

— Но затем соперницы оказались в одной партии от золотых медалей. Что помогло пережить этот момент?

— Мы не рассматривали ситуацию в таком ключе, не думали — Бразилии осталось выиграть всего сет. Понимали — игра может складываться по-разному, а нам нужно продолжать. Никто не ждал, что соперницы нам все отдадут на блюдечке с голубой каемочкой. Была хорошая борьба. И если посмотреть на счет, то мы проигрывали с заметным преимуществом, зато выигрывали — с еще большим.

— Какие моменты укороченной партии вы считаете ключевыми?

— Когда судья при счете 6:7 отдал нам мяч. Линейные арбитры показали, что после атаки Бразилии было попадание в площадку, но главный отменил это решение. А еще перед этим мы долго не могли сняться и забить. И после очень длинного розыгрыша Мария Перепелкина закрыла блоком Жаклин. Это тоже был очень важный мяч.

— На тай-брейке вы забили три из последних четырех мячей нашей команды. Причем порой били так, что создавалось впечатление — готовы насквозь пробить сетку, руки соперниц, даже пол. Такой был настрой в тот момент?

— Я даже сейчас поняла, про какой конкретно момент речь (улыбается). Там был не самый удачный прием, сложная передача, и я понимала, что нужно очень высоко прыгнуть, обыграть соперниц по высоте. Хорошо разбегаюсь, выпрыгиваю — и понимаю, что блока передо мной просто нет, они где-то сбоку. И ударила со всей силы (счет после этого стал 12:10 в пользу России — прим. Team Russia). Тут без вариантов, надо просто бить под себя. Хотя иногда люди в такой ситуации теряются и могут попасть и в сетку.

МЫ БОЛЬШИЕ МОЛОДЦЫ

— Про ваши 35 очков в финале писала, наверное, вся пресса мира. Можете назвать этот матч лучшим за карьеру?

— Одним из лучших. У меня еще были удачные матчи и за сборную, и за клуб. Но этот, конечно, очень яркий.

— Пересматривали его?

— Видела несколько раз. Вспоминаю о той игре, если вдруг показывают какие-то моменты, или кто-то спрашивает.

— Были готовы к тому, что вас выберут самым ценным игроком турнира?

— Не была, но хотелось. Обычно MVP выбирают из победителей, и я хорошо помню, как в 2006-м мы с Любой Соколовой стояли перед награждением и говорили друг другу: «Ты будешь лучшая», «Нет, ты». А пока мы так препирались, титул отдали японке Такэсите, и мы долго смеялись.

— Судя по репортажам, после завершения игры вы какое-то время не могли сказать журналистам ни слова?

— Мы как будто все выдохнули — так бывает, когда долго-долго держишься, а потом тебя отпускает. Эмоционально и физически была такая усталость, смешанная с радостью, что я действительно не могла ничего говорить.

— Сейчас, 10 лет спустя, как коротко можно подвести итог того чемпионата?

— Мы такие молодцы! Все вытерпели, сделали все, что могли и должны были.

***

ЕВГЕНИЯ СТАРЦЕВА:

К БРАЗИЛЬСКОМУ КАРНАВАЛУ БЫЛИ ГОТОВЫ

В отличие от Гамовой, для 21-летней связующей Евгении Старцевой тот чемпионат мира был первым в карьере. Вместе с Наталией Гончаровой они были самыми молодыми в российской сборной. Тем не менее, Старцева при Кузюткине закрепилась в обойме, провела турнир в основном составе, и сыграла очень важную роль в финале.

Сейчас же она является одной из шести членов той команды, до сих пор продолжающих карьеру. И 10-летие токийской победы встретила в Красноярске — в составе казанского «Динамо» Старцева в непростом четырехсетовом матче обыграла «Енисей».

— В Красноярске всегда тяжело — долгий перелет, смена часовых поясов, — улыбается Старцева. — Самое главное было взять очки, о каком-то красивом волейболе было трудно говорить.

— Не планировали встретиться всем составом той сборной, хотя бы онлайн?

— Если честно, нет. Мы с девчонками в любом случае поддерживаем связь, из того состава у меня много подруг. Но все вместе за прошедшее время, к сожалению, ни разу не собирались.

— Какой вообще была та команда, на ваш взгляд?

— Как принято говорить, сплав молодости и опыта. Могу сказать, что старшие девочки нам много помогали, всегда подсказывали, поддерживали. Они понимали, что с нами надо работать, потому что мы еще неопытные — я, Таня Кошелева. Эта поддержка чувствовалась. Мы все шли к одной цели — выиграть чемпионат мира. У опытных девчонок уже многое было за спиной, то же золото ЧМ-2006 и несколько Олимпиад. А у нас не было ничего. Они ставили задачу еще раз стать лучшими в мире, а мы — сначала попасть в сборную, потом в состав на игру. Но аппетит приходит во время еды, и конечно, нам тоже очень хотелось победить на турнире. Тем более, мы по приезду в Японию понимали, что являемся одними из фаворитов.

— Спрашивали старших подруг, чем чемпионат мира отличается от других стартов?

— Вот именно так не спрашивали. Мы, конечно, осознавали ответственность, понимали, что это не какой-то проходящий турнир. То есть были еще маленькие, но не настолько глупые (смеется).

НА МЕСЯЦ БЫЛИ ОТОРВАНЫ ОТ МИРА

— Екатерина Гамова сказала, что команда перед ЧМ полгода просидела на сборах. Что осталось у вас в памяти?

— Да, очень долгие сборы. Мы приехали в команду в середине мая, а чемпионат мира закончился 14 ноября. Выходит, как раз полгода мы действительно прожили в сборной. Да, были несколько турниров до вылета в Японию. А еще мы целый месяц провели в Польше. Четыре недели жили на базе в каком-то поле, где ничего поблизости нет, и просто работали. Нас отключили от всего мира, от друзей, от любимых. Сейчас даже смешно, но мы правда обитали где-то за городом, далеко-далеко.

— Как общались с внешним миром — тогда только начиналась эра смартфонов и мессенджеров?

— Да, таких возможностей, как сейчас, еще не было. У моей соседки по номеру был ноутбук, мы по скайпу звонили домой. Это я хорошо помню.

— Для вас эта поездка в Японию была какая по счету?

— Наверное, вторая — в 2009-м мы ездили туда на «Гран-при» и даже дошли до финала. Вообще я люблю приезжать в Японию, каждый раз узнаю что-то новое. Конечно, перелет очень долгий и тяжелый, но сама страна мне нравится. Мы действительно проводим там много времени — уже появляются какие-то знакомые места.

— У сборной были выходные на чемпионате?

— Да, были. Я даже помню, что Владимир Иванович (Кузюткин — прим. Team Russia) отпускал нас куда-то погулять. Конечно, не было речи про какие-то длительные экскурсии, в выходной хочется не устать (улыбается).

ПЕРЕД ДЕБЮТОМ НА ЧМ НЕ СПАЛА НОЧЬ

— Как чувствовали себя до старта?

— Я помню, что очень сильно переживала перед первым матчем. Это меня очень тревожило, была бессонная ночь. Раз мы проиграли первый сет Доминикане, наверное, нервничала не зря. А потом все пошло ровненько. Я восстанавливалась, нормально спала. И вообще все 11 матчей для меня пролетели как на одном дыхании. Даже мыслей не было о какой-то усталости.

— Когда они пришли?

— На днях Катя Гамова в Инстаграме опубликовала пост, и я вспомнила, какие эмоции были у меня после финала. Точнее, их не было — сразу, как закончили играть, я почувствовала, какая же накопилась усталость, пустота. Но в то же время приходило осознание того, что мы выиграли. Мозг, как и организм, все 11 игр находился в тонусе, а потом взял и отключился — понял, что дело сделано.

— Наш прославленный гандбольный тренер Евгений Трефилов после победы на Олимпиаде так описал свои ощущения: «Ничего не испытываю. Знаете, вот гора. Ползешь, ползешь в нее, доползаешь, а там даже одуванчиков нет».

— У нас цветочки были (смеется). Гора оказалась не лысая, там очень даже хорошо.

— Свою игру по ходу чемпионата как оцените?

— Первый матч выдался очень суетным. Но потом я поняла, что ничего страшного здесь нет. Да, больше ответственности, но это тот же самый волейбол. Чувствовала себя все уверенней с каждой игрой.

ИГРАЛА РЯДОМ С ЛЕГЕНДАМИ, ОНИ ПРИДАВАЛИ УВЕРЕННОСТИ

— Связующего в волейболе порой сравнивают с амплуа вратаря в футболе или хоккее. Слышали о таком?

— Да, часто говорят, что связующий — половина команды. Но в той сборной у нас были такие нападающие, что нужно было просто качественно отдать им передачу, и они забьют. Люба Соколова и Катя Гамова — легенды мирового волейбола. Таня Кошелева была еще молодой, но уже стала лучшей нападающей чемпионата. Наверное, они мне и придавали уверенности.

— Какие игры можете выделить по ходу турнира?

— Первую с Доминиканой — из-за волнений и переживаний. Потом мы сыграли напряженный матч с Турцией, очень хорошо провели встречу с Китаем. А на втором групповом этапе была очень принципиальная игра против Польши.

— Каково было играть против Японии на ее площадке в заключительном матче группового этапа?

— Насколько я помню, их хорошо поддерживали болельщики, зал был битком. Но на площадке у нас не возникло сложностей. Мы победили 3:1, причем я даже через 10 лет помню некоторые игровые моменты. А японки потом в полуфинале вели у Бразилии 2:0 по партиям и чуть не выиграли.

— Следили за выступлениями Бразилии по ходу турнира? И мы, и они до финала выиграли все 10 проведенных матчей на турнире.

— Да, мы следили за результатами, смотрели кое-какие матчи. Чем дальше продолжался чемпионат, тем понятнее было, кто может стать нашим соперником.

ПЕРЕД ТАЙ-БРЕЙКОМ СИДЕЛА С ЗАДУМЧИВЫМ ЛИЦОМ

— Золотой матч начался с опозданием. Что делали, пока японки бились с США и праздновали победу?

— Мы пошли разминаться по времени, игра затянулась, мы стали разминаться менее интенсивно. Потом поняли, что в ближайшее время не выйдем на площадку. По-моему, даже вернулись в раздевалку, перекусили, пошли обратно. Все это заняло часа полтора точно. Мы даже боялись перегореть перед игрой. Потому что действительно тяжело так долго находиться в напряжении перед стартом.

— Бразилия в финале взяла с места в карьер. Вы были готовы к такому началу?

— Перед финалом мы говорили о том, что бразильянки всегда так выходят на важные матчи, и надо быть готовыми. Мы называем это «бразильский карнавал». Они начинают вести себя активно — кричать, бегать, прыгать, чуть ли не петь, показывать собственное превосходство. Этим они пытаются давить на оппонентов, что ли. То, что они сразу начали нагружать Таню Кошелеву приемом — тоже понятно, она была молодой. Когда рядом стоят Люба Соколова и Таня — соперники знают, что делать, они же не дураки. Но мы готовились к тому, что это надо просто переждать.

— Зато одним из самых ярких моментов в первой партии для нас стали четыре очка подряд, набранные на вашей подаче.

— Да, я это помню. К сожалению, концовку мы все-таки проиграли. Но может, в этот момент мы их немного надломили, и второй сет взяли со счетом 25:17. А в четвертом вообще выиграли 25:15 — настоящий разгром.

— Кстати, что важно делать, уступая Бразилии по партиям?

— Терпеть. И работать до конца, гнуть свою линию. У нас командный вид спорта, может что-то не получаться, но если терпеть, то проиграв два, три очка, можно выдать очень хорошую ответную серию. Поэтому мы не сдавались, и хотели победить точно так же, как и Бразилия.

— Тренер бразильянок Зе Роберту по ходу четвертой партии снял с площадки всю основу, готовясь к тай-брейку. О чем говорили у нас в команде перед решающим сетом?

— Ой, не помню (смеется). На днях смотрела ролик с этого матча — мы перед пятой партией сидим на скамейке, а у меня такое лицо, будто я не на финале чемпионата мира. Какое-то очень задумчивое. Конечно, я волновалась, понимала, что сейчас все решится. Но пыталась этого не показывать. Просто выходила делать свое дело. И вы видели — мы хорошо провели тай-брейк. Были ошибки, но посмотрите в концовке, какая у нас была защита, какая атака. Так и выигрываются чемпионаты мира.

ПЫТАЛАСЬ ДОЗВОНИТЬСЯ РОДИТЕЛЯМ, А ОНИ УЖЕ УГОЩАЛИ СОСЕДЕЙ ШАМПАНСКИМ

— Екатерина Гамова справедливо получила титул MVP?

— Конечно. Тут даже другого варианта быть не может. Она заслужила его всем ходом турнира, а в финале еще раз подчеркнула. Даже близко не было тех, кто мог бы с ней поспорить. Я когда пересматривала финал — у Кати было такое желание выиграть, такая спортивная злость, что она забила несколько таких фантастических мячей. Смотришь и думаешь — как, как она это сделала? Это же невозможно! Как у нас говорят: «Добей мяч до пола». Катя именно этим и занималась.

— Правда, что вы перед решающим матчем заняли «счастливую раздевалку»?

— Да, это было. Мы все время использовали одну и ту же, рядом был зал для разминки. Приезжаем на финал — а там висит бразильский флажок. Но мы просто пошли и поменяли местами таблички. Они пытались протестовать, но мы сказали, что будем переодеваться тут, и ушли внутрь.

— Первые часы после победы как хорошо помните?

— Не очень. Мы пришли в раздевалку, нам экипировщик подготовил футболки «Чемпионки мира», в которых мы пошли на награждение. Мы еще возмущались, что нельзя такое заранее делать. А остальное — в тумане. Уже после всего приехала в гостиницу, пыталась связаться с родителями, но так до них и не дозвонилась.

— Вот так поворот.

— Думаю, как же так. Дочка выиграла чемпионат мира, они же должны позвонить. Знаю, что игру они смотрели. Звоню-звоню, не берут трубку. А уже на следующий день узнала — к этому моменту уже все соседи по всем этажам пили шампанское. То есть родители были очень заняты, угощали весь подъезд, им было не до дочери (смеется). Соседи все тоже видели матч, да и вообще тот чемпионат хорошо прогремел. Вся Россия за нас болела, мы это чувствовали.

ТОКИО, ЧЕЛЯБИНСК, КРЕМЛЬ, КРАСНОДАР

— А что было по возвращении домой?

— По-моему, мне буквально через пять дней надо было ехать в Краснодар (тем летом Старцева перешла в «Динамо» — прим. Team Russia) и начинать чемпионат. Но за эти дни я успела улететь домой в Челябинск, потом вернуться, после того как позвонили и сказали, что нас в Кремле ждет президент Дмитрий Анатольевич Медведев. Мы всей командой сходили к нему на прием, и я отправилась с одноклубницами в Краснодар. Реально с корабля на бал. Было тяжело, начала ощущаться та самая усталость. И мне кажется, я и в Краснодаре еще какое-то время приходила в себя.

— Ощутили всенародную популярность после победы?

— Да. Поняла это, еще когда летела в Челябинск. Стюардессы и пассажиры меня узнали, начали рассказывать, как смотрели чемпионат, болели за нас. А потом я заснула без задних ног, просыпаюсь — меня укрыли одеялом (улыбается).

— Задам вам такой же вопрос, как Екатерине Гамовой: как 10 лет спустя коротко можно подвести итоги того чемпионата?

— Вроде бы легкий вопрос, но… Наверное, это наше спортивное счастье. То, к чему мы идем, ради чего работаем каждый день. Победа — непередаваемое ощущение. Мы разговариваем с вами через 10 лет, а я действительно помню какие-то мелочи. Удача оказаться в такой команде — нас тогда называли «Машина», если не ошибаюсь.

***

ВЛАДИМИР СТЕЦКО:

БРАЗИЛИЯ БЫЛА ДЛЯ ГАМОВОЙ ГЛАВНЫМ ВЫЗОВОМ

Кстати, стоит отметить, что на трибунах арены в Токио было немало российских болельщиков. Те же, кто как родители Евгении Старцевой, смотрел игру по телевизору, запомнили ее в том числе и благодаря репортажу Владимира Стецко. Его вполне можно поставить в один ряд с работой Георгия Черданцева на матче Евро-2008 Россия — Нидерланды или знаменитым рассказом Дмитрия Губерниева об олимпийской победе мужской четверки в академической гребле в Афинах-2004. Стецко комментировал, находясь в самой гуще событий, и в конце, как и Гамова, с трудом вообще мог говорить от нахлынувших эмоций.

— Да, было такое, — говорит Стецко. — Я тогда поехал на турнир вместе с командой, еще на товарищеские матчи перед стартом. И провел вместе со сборной около месяца. Там был изумительный коллектив — и девчонки, и тренерский штаб. И конечно, мне невероятно хотелось, чтобы они победили. Они того заслуживали. Естественно, я с каждым днем все больше проникался их духом — был такой настрой, невероятное единение и понимание того, что они способны взять золото, пришло ко мне по ходу турнира. Поэтому эмоций была масса. А в конце эфира — все было на тоненького. Есть такое выражение — «дыханье сперло». Ну вот буквально это и произошло в те моменты, воздуха не хватало. Рядом со мной сидели еще бывшие игроки сборной, все вскочили, начали обниматься, а мне еще что-то говорить надо. В общем было непросто, но чрезвычайно приятно.

— Финал стал настоящим бенефисом Гамовой, у которой был сумасшедший настрой. Как это выглядело с комментаторской позиции?

— Возможно, по игре это вообще был Катин пик. Ей 30, она уже сложившийся мастер, выигрывала чемпионаты мира и Европы, олимпийские медали. И было понимание, что именно она должна делать результат. На позиции второго атакующего игрока тогда была совсем юная Таня Кошелева — она играла еще больше желанием, чем настоящим умением управлять своим талантом. А у Гамовой это все, безусловно, было. Ей можно было отдать передачу и не задумываться. Если на Любе Соколовой было много черновой работы — прием, защита, блок, плюс она собирала команду в единый кулак, то Катя была наконечником копья. С течением времени она научилась преобразовывать опыт в свою лучшую игру в такие моменты. Еще такой момент — я наблюдал за Гамовой еще в 1997 году на молодежном чемпионате мира в Польше. Тогда ей было всего 17, но соперничество с Бразилией уже началось. И с тех пор для нее встречи с этой сборной стали главным вызовом в волейболе. А тут еще финал — конечно, эмоций было много.

— Атака была нашим главным козырем?

— За нападение мы совсем не волновались. Но помимо нападающих, повторюсь, у нас была Люба Соколова, которая блестяще играла в защите. Была либеро Светлана Крючкова, которая тогда показывала свою лучшую игру. Поэтому за прием, который часто был проблемой для нашей команды, можно было не беспокоиться.

— Как вообще можно описать ту команду, созданную Кузюткиным за два года?

— Если взглянуть на команду с победного ЧМ-2006, то там много тех, кто мелькнули в сборной, блеснули и исчезли. Можно сказать, что состав был такой, сиюминутный, кто был сильней среди остальных на тот момент, тот и сыграл. В 2010-м, пожалуй, команда была более выпестованной, когда все лучшие качества смогли донести, было меньше вкусовщины, которая неизбежна. Кузюткин поглубже знал возможности игроков, несколько лет работая с ними рядом в клубах суперлиги. Еще Владимир Иванович — поборник строгой дисциплины. Это, может, не всем командам подходит, но на тот момент сборная его приняла. На завтрак, на обед отправлялись все вместе, пока все не соберутся, никто не садится. Прогулки кому-то нравились, кому-то нет, но все дисциплинированно ходили. Это сплачивало команду. Конечно, были большие объемы работы на тренировках, но все понимали, что она дает результат.

— Девушки в один голос вспоминают очень долгие сборы перед турниром.

— В данном случае, можно сказать, сработала советская модель подготовки. Кузюткин, естественно, апологет этой системы, он в ней вырос и работал. У любого тренера той школы спросите, и он скажет, что тренировочный процесс важнее нескольких товарищеских матчей. Которые тоже нужны, и они, конечно, были. Но тут мы видим именно тот процесс, который сейчас в рамках существующего календаря организовать нереально. Чем меньше соблазнов, отвлечения от цели, тем лучше. Вспомните — наша лучшая мужская сборная современной эпохи в 2012 году не попала в финал Мировой лиги, да и не стремилась туда. Вместо этого у Алекно получилось спокойно поработать лишний месяц. А возвращаясь к ЧМ-2010 — его структура подразумевала на первом этапе несколько проходных матчей, через которые можно набирать форму.

— Раз уж вспомнили Лондон — можно ли проводить параллели между двумя финалами с Бразилией, оба из которых складывались какое-то время не в нашу пользу?

— Параллель, скорее, в характере. При этом по ходу женского финала в 2010-м я как-то не помню, чтобы сомневался в том, что мы можем его выиграть. А в 2012-м этих сомнений не могло не быть — 0:2 по сетам, и достаточно безнадежные 0:2. Девушки если и уступали, то было понимание, что мы можем переломить и все сделать как надо. Те же чемпионские футболки, которые сделали экипировщики на каждого игрока — показатель, что это понимание было не только у нас, но и у тех людей, которые сотрудничали с нашей сборной. В 2011-м, когда мужская сборная там же, в Японии, выиграла Кубок мира, такой уверенности, похоже, не было — те же самые партнеры заготовили нашим мужикам по бутылке сакэ (смеется).

Беседовал Антон БАБОШИН 

© 2001-2018 ВФВ
Московская область, Красногорский район, 26-й км автодороги «Балтия», бизнес-центр «Riga Land», Строение 5, подъезд 1, этаж 3.
тел.: (495) 637-00-00, 637-08-50
e-mail: vfv@volley.ru